Хочешь жить с мамой? У тебя паранойя!

Эта давнишняя история. Но за давностью лет не перестает быть менее трагичной.
Все начиналось очень красиво. Волею случая норвежский парень Петтер попал в небольшой латвийский портовый город Лиепая. Там он и познакомился с Сантой. Девушке «заморский принц» понравился сразу — высокий, самоуверенный, ухаживал красиво, с родителями познакомился. И Петтер своих чувств и намерений тоже не скрывал, очень скоро сделал Санте предложение. Молодые сыграли свадьбу и уехали на родину мужа, в Норвегию.

Как лиепайская девчонка привыкала к жизни в Северном Королевстве — отдельная история. Не все было так сладко, как пели про эту страну в средствах массовой информации. Да и Петтер оказался не сказочным принцем, а мужчиной властным, капризным, вспыльчивым. Единственной отдушиной Санты был их маленький сын. Ему она дарила всю свою материнскую любовь и заботу, воспитывала мальчика так, как родители воспитывали ее и ее братьев. Это и стало впоследствии ее роковой ошибкой.

Сыну было одиннадцать лет, когда отец, будучи в нетрезвом состоянии, сильно избил мальчика. Санта обратилась в полицию за помощью. Оказалось, делать этого нельзя было категорически! В полиции выслушали ее претензии и… обвинили мать в том, что она плохо воспитывает сына и поэтому у него возник конфликт с отцом. Санта была в шоке. А семья попала в поле зрения ювенальной системы.

Шло время. Отношения между мужем и женой разладились совершенно. Петтер частенько прикладывался к рюмке, поднимал руку на Санту. Женщина все терпела ради сына. А Петтер говорил, что она плохая мать, потому что у них в Норвегии так детей не воспитывают. Норвежским детям нельзя запрещать курить, нельзя говорить, что наркотики — это зло, нельзя запрещать смотреть порно. А если мама заставляет делать уроки, значит эта мама — садистка.

Норвежским отрокам предоставлена полная вседозволенность. Вседозволенность, которая на самом деле убивает детей.

Мальчишке было тринадцать лет, сложный подростковый возраст. После очередной родительской ссоры, когда Петтер при сыне ударил Санту, мальчик бросился на отца с кулаками. На следующий день муж настоял, чтобы сын с матерью обратились в клинику за помощью к психиатру.

Для того, чтобы погасить темперамент подростка, врач сразу выписала ему сильнейшие антидепрессанты. Оказалось, что в Норвегии понятия не имеют, что такое валерьянка. Никто из докторов не начинает лечение со слабого успокоительного. Согласно статистике, Норвегия стоит на первом месте в мире по применению сильнодействующих антидепрессантов.

Увидев, что именно выписал врач, Санта (по образованию медсестра) сказала: «Я не буду давать эти лекарства своему сыну».

На следующий день ребенок из школы не вернулся. В Норвегии легко можно потерять ребенка, если родитель не согласен с той программой лечения, которую ему назначил врач. Не согласен? Значит, он не доверяет лечащему врачу, не доверяет государству! Такой родитель опасен для ребенка и его надо изъять из семьи.

Свидетели рассказали Санте, как два здоровых надзирателя подъехали к школе, затолкали мальчика в машину и увезли в аэропорт. Там сильно сопротивляющегося мальчишку силой запихнули в самолет и увезли в другую часть Норвегии, чтобы его местонахождение стало секретным адресом для матери.

Мальчик плакал и несколько дней подряд твердил только одно: Я хочу к маме! Верните меня маме!

В ответ на мольбу подростка, ему поставили «диагноз» — паранойя. Естественное желание ребенка жить в семье, быть рядом с мамой в Норвегии называется паранойей. Тринадцатилетний подросток так сильно хотел домой, что в знак протеста он отказался от еды. Зато ему продолжали колоть сильнодействующие препараты. В итоге мальчишка похудел на 13 килограммов. В его возрасте да при его худощавой конституции столь сильная потеря веса — это практически необратимый процесс.

Санта била во все колокола, пытаясь найти и спасти своего сына. Ей отвечали одно: мы не вправе отменить решение той дамы, которая теперь опекает вашего сына. Дама же, которая сразу возненавидела и мать, и сына, монументально стояла на своем: отказался пить лекарства, значит достоин наказания.

…Через два с половиной года ребенка маме вернули. Только это был уже не ее смышленый, живой, веселый мальчик. Это был «овощ», который уже не мог ни говорить, ни двигаться самостоятельно.
– Забирай! — сказали Санте...

(Имена героев этой трагедии изменены)

Материал подготовлен Averti-R